don`t lie

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » don`t lie » Флешбеки » Отцы и дети. [Фенрир - Локи]


Отцы и дети. [Фенрир - Локи]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Отцы и дети.

http://www.fresher.ru/images8/pentxaus-za-30-millionov-dollarov/big/3.jpg

Место: Квартира Фенрира в Мидграде. Пентхаус, верхний этаж Millennium Tower в Lincoln Center, Нью-Йорк.
Время: Через пару месяцев после освобождения Локи и Фенрира.
Тематика: Первая встреча отца с сыном.
Действующие лица: Fenrir (Fenris Northman), Loki Laufeyson
Формат игры: Обычная

0

2

С тех пор, как Фенрир обнаружил себя в этом странном человеческом теле, прошло несколько месяцев. За это время из никчемного куска мяса, который не способен управлять даже своими конечностями, он превратился в преуспевающего бизнесмена горнодобывающей промышленности. Его фирма заняла большинство хоть чего-то стоящих жил на территории всех четырех континентов. Но это, конечно, не было главной целью волка. Просто в мире, в котором он вынужден был теперь проживать, деньги решали все. Ненадолго… Совсем скоро весь этот мир, и все остальные заодно, падут во тьму. К тому же горнодобывающая промышленность позволяла волку залазить в самые недра земли не вызывая никаких подозрений. А ведь все мы знаем логику несчастных Асов: Есть что-то опасное? Надо это закопать. В случае Фенрира – найти и откопать.
По холодному лицу монстра проскользнула едва заметная улыбка. Он стоял у окна и взирал на город с высоты птичьего полета. Эта квартира – совсем недавнее приобретение. Он купил ее только из-за этого вида. Стоя тут у окна с бокалом красного вина волку казалось, что он наконец получил хотя бы крупицу того, чего заслуживал. Признание, уважение, власть. Заслуживал когда-то, будучи маленьким щенком. Теперь он заслуживает куда больше, и обязательно возьмет свое.
В квартире стояла полная тишина, пугающе пустая. Не смотря на то, что почти в такой же тишине зверь провел последние несколько тысячелетий, он любил ее. Наверное, это дело привычки, но только в полной тишине от мог расслабится и спокойно все обдумать. Правда сейчас мысли прервало тревожное чувство в груди. Звериное чутье, которое никогда не подводило волка, протяжно завыло предупреждая хозяина о неизвестном событии. Фенрир не сдвинулся с места, ни одна мышца на его лице не дрогнула, только ноздри едва заметно раздулись втягивая аромат. Пахло едой из холодильника, людьми, потом, сексом, городом… И им. Этот запах волк помнил из далекого детства, и никогда не забывал.
Рука сжала бокал в руке чуть сильнее выдавая настоящую реакцию зверя. Развернутся, бросится, порвать на куски… Вот что кричало сознание где-то глубоко внутри. Но волк давно научился не слушать на столько опрометчивые советы своих инстинктов. По крайней мере пока находится в этом теле. Только спокойствие, мужчина медленно повернулся ставя бокал на пианино рядом с собой. Ни одного лишнего движения, красная жидкость в бокале чуть дернулась в момент соприкосновения стекла с гладкой, лакированной поверхностью. Казалось Фенрир даже не дышал. Он поднял глаза и взглянул на своего гостя холодным, бездушным взглядом.
В ответ на него смотрела пара глаз, до боли похожих на его собственные. Разве что в них было чуть больше безумия, какая то насмешка, горящий глубоко в душе огонь. Фенрир же давно потерял эти элементы, и не особо скучал по ним. Его взгляд был больше похож на взгляд Ётунов, полный всепоглощающего льда.
- Здравствуй, отец. – Голос был спокойный, обычный, не таящий в себе ничего. Как будто Фенрир часто вот так встречает своего отца дома и уже давно привык к этому как к абсолютно бытовому событию. Впрочем, зверь давно ждал появления Локи, так что это и в правду не стало большим сюрпризом. В конце концов, логично предполагая, что Асгарду сейчас не до него, Фенрир даже не пытался скрываться. – Тебе что-то нужно?

+1

3

После того, как Локи посадили в темницу Асгарда на целую вечность, в место, из которого, как считалось, невозможно сбежать, и после того, как он благополучно сбежал оттуда за время, смехотворно короткое в сравнении с вечностью, да еще и покачнул гармонию всех девяти миров своим побегом, Лафейсон не мог не вспомнить о сыне. Сыне, проведшим долгое время в положении, весьма схожим с тем, от которого совсем недавно освободился сам Локи. Почему вспомнил только сейчас? Вопрос, ответ на который может занять часы. Так, что задавший вопрос и сам не будет рад, что задал его, да и ответ, из-за своей громоздкости больше будет походить на оправдание.
Найти Фенрира было легко. Сотни лет не прошли даром, и из глупого щенка, он, как минимум, вырос во вполне порядочного смертного. Так решил трикстер, когда немного поинтересовался о появлении и жизни Фенриса Нортмана. Горнодобывающая промышленность, бизнес, затронувший огромное количество сфер жизни Мидгарда... "Мальчик просто пришел в другой мир и безошибочно выбрал именно то, что правит этим миром. Хороший способ потренироваться, но не самый подходящий для сына Бога". Воспользовавшись тем, что асы теперь, как обычно, не видя главного, заняты устранением разрушений, Локи решил увидеться с сыном. Что он ждал от этой встречи? Трудно сказать. Трикстер не знал, какой характер у Фенрира, тем более - не мог предположить, в какую сторону он изменился. Здесь, в центре Нью-Йорка, (сынишку тоже занесло в этот город, гены все-таки не проведешь), его могли встретить как и крепкие объятия "наконец обретшего отца сына", так и нападение с целью уничтожения "ненавистной сволочи-отца". Локи улыбнулся, остановившись, на мгновение перед входной дверью. Трикстер был готов к любому варианту развития событий, однако предполагал, что на деле окажется нечто "среднее", загадкой оставалось лишь - в какую сторону покачнется маятник.
Лайфейсон зашел бесшумно и остановился, стоя на входе в комнату. Мужчина у окна сразу же его учуял, это вызвало короткую улыбку на лице трикстера.
- Здравствуй, отец, - он повернулся, и теперь Локи удалось рассмотреть его. Впервые - в человеческом обличии. Высокий, очень высокий, на мгновение Лафейсон даже нахмурился, отметив-его сын вымахал даже выше Тора, этим стоило воспользоваться при случае, если случай, конечно, представится. Крепкий мужчина со светлыми волосами, высоким лбом и...его глазами. Сомнения, если они и имели место быть, сейчас канули в лету - на него смотрели его собственные глаза. Такие же хитрые, темные, отстраненные.
– Тебе что-то нужно?
-Пришел посмотреть на тебя, услышать "спасибо" за освобождение, если расщедришься, - Локи улыбался, искренне, открыто. Ведь Фенриру и правда следовало поблагодарить его, как говорят в Мидгарде? "Лучше поздно, чем никогда".
Трикстер подошел к бару, достал себе второй бокал и наполнил его вином. Только вернув бутылку на место, он поднял взгляд на Фенрира:
-Ты ведь не против?

Отредактировано Loki Laufeyson (Воскресенье, 16 февраля, 2014г. 21:48:37)

0

4

Удивительно, как все меняет возраст. Когда Фенрир был щенком отец казался ему таким большим, сильным… Властным, образцом для подражания. Конечно он не думал так глубоко, но все же, любил положить голову к нему на колени. Наблюдать за тем, как тот двигается. Он казался сильным, да, именно так. Не сказать, чтобы сейчас Локи стал слабее, нет, может даже наоборот. Просто Фенрир сильно изменился. Сейчас он видел перед собой не сотканный детским воображением образ получивший плоть, а не такого уж и высокого, на вид хилого и щуплого, человека. Черные волосы зачесанны назад. Не без внутреннего раздражения волк отметил что даже стиль прически у них с отцом чем-то похож. Локи. Зверь внутри бушевал прося тут же попытаться свернуть горе родителю шею. Перед Фенриром стоял образ предательства, боли, тьмы в которой он чуть не утонул. Ключик от его темницы, который предпочел затеряться, лишь для своей выгоды.
Именно, для своей выгоды. От каждого движения Локи, от каждого взгляда, от каждого слова, несло обманом и расчетом, как запахом спирта несет от заядлого алкоголика. Бог обмана и был алкоголиком, наркоманом, который никогда не сможет остановится начав плести свои интриги. Проблема в том, что эта зависимость, похоже, передается по наследству.
- Пришел посмотреть на тебя, услышать "спасибо" за освобождение, если расщедришься.
Фенрир не удивился услышав это. Не так уж и сложно было разведать о том, что творится в других мирах. Волк быстро связал землетрясение в своей темнице и побег отца. Только вот… Не было это никаким освобождением, скорее это было случайностью, или бонусом. Эдаким побочным эффектом, который можно удобно использовать для себя. Чего точно никогда не позволит зверь, так это использовать себя для чего-либо.
Волк продолжил стоять неподвижно, пристально наблюдая за отцом. Он никак не показал своих эмоций и мыслей оставаясь загадкой для трикстера. Локи прошелся по комнате и налил себе вина. Дождавшись пока Локи закончит и вновь посмотрит на своего сына Фенрир сухо ответил.
- Я не благодарю воздух за то, что горит огонь. – Сказав одну единственную фразу он вновь замолчал. Наверное, сейчас, не смотря на всю свою сдержанность, он все же был похож на хищника, что замер наблюдая за своей добычей. Изучая ее повадки, но не подавая никаких знаков сам. Ожидая пока добыча сама подойдет поближе и совершит ошибку. В планах волка, не смотря на жгучую жажду крови предателя, не было сегодня вредить отцу. Еще не время.

0

5

- Я не благодарю воздух за то, что горит огонь.
-Вот как?, - Локи усмехнулся и удивленно приподнял бровь, - Считаешь, то, что ты на свободе, было "побочным эффектом"? Или, еще лучше, случайностью?, -  трикстер рассмеялся, - Если так, то ты плохо меня знаешь.
Лафейсон неспешно обошел помещение, внимательно рассматривая интерьер, беря в руки особенно забавные вещицы - статуэтки, мелочи "создающие уют", целиком и полностью давая понять своему сыну, что здесь он чувствует себя если не хозяином, то, как минимум, "как дома". Локи остановился у окна, рассматривая пейзаж. Люди-точечки, игрушечные машинки шныряют по улицам...Как это все напоминало тот день, когда трикстер устроил в Нью-Йорке "большой бум". Веселое было время, жаль, закончилось отвратно, предстояло "отыграться". "С ним или без него..." Он намеренно повернулся к Фенриру спиной - выражение высшей степени доверия, которое могло бы быть воспринято в данной ситуации как оскорбление. Лафейсон не особо заботился о том, как оно будет воспринято, его главной целью было дать понять сыну, этому хтоническому чудовищу, которое даже в человеческом облике на голову выше его, что он и не думает его бояться. Этакий "способ поставить на место" разобиженное чадо.
-А красивый вид отсюда. Тебе кто-то посоветовал, или сам выбрал?, - Локи обернулся, бросив на Фенрира рассеянный взгляд, и сделал глоток вина.
Фенрир был зол, что, впрочем было весьма ожидаемо и вполне понятно трикстеру. Он ждал его раньше, намного раньше. Но что мог сделать Лафейсон тогда, давно, когда еще щенком, глупым и несговорчивым, его сын был закован в цепи? Освободить, допустим, а потом? Нянчится с огромным волком не входило в его планы, рушить Асгард тоже, ведь Локи мечтал о троне, а не уничтожении мира, а каждый раз вытаскивать Фенрира из цепей...это испортило бы репутацию Лафейсона, которая итак была ни к черту. Теперь все по-другому, теперь все изменилось. И Локи больше не собирается считаться с мнением Асов, да и помощник в лице Фенрира ему более чем не помешает...
Трикстер тихо вздохнул, сделав еще один глоток, и отвернулся от окна. Его сын стоял там же, где и был до того, как Лофт отвернулся. Сейчас его глаза были полны холодной злобы, сжигающей изнутри. Кому, как не Локи, было знакомо это чувство, кто как не он, прочувствовал это на своей шкуре, пронес через года. Так Лафейсон понял, что сын его не простит. Сегодня точно нет. Он прошел к креслу, поставил бокал на журнальный столик и удобно сел, закинув ногу на ногу. Склонив голову на бок, прищурился, рассматривая Фенриса Нортмана.
-Расскажи мне о своих планах. Чего ты хочешь теперь? Теперь, когда свободен, когда прекрасно устроился в Мидгарде. Желаешь ли ты почувствовать сладкий вкус мести?

Отредактировано Loki Laufeyson (Понедельник, 17 февраля, 2014г. 00:12:09)

0

6

Фенрир продолжал неотрывно наблюдать за отцом. Наверно его поведение точно бы вывело волка из себя, если бы не пара веков с разинутой мечем пастью во всеми забытой пещере. На фоне тех мучений жалкие попытки папочки разозлить были не более чем комариным укусом.  Но все-таки… Локи упорно пытался играть на инстинктах зверя. Показывал, что не признает его территорию, его силу и власть, подрывает его авторитет. Фенрир сжал предательски дрогнувшую руку в кулак.
- Если так, то ты плохо меня знаешь.
- Да. Ты прав, я абсолютно не знаю тебя. – Подтвердил волк, и бог обмана не мог не услышать едва заметную обвиняющую нотку в голосе. Локи стоял спиной и Фенрир не мог видеть его лица. – Думаю это взаимно. – Последнее он изрек все тем же бесцветным голосом, что и раньше. Просто сообщая очевидный факт.
С этим нужно было кончать. Пожалуй, в какой-то мере Фенрир переоценивал свое терпение. Он представлял встречу с отцом не раз за долгие годы, представлял по-разному, считал, что будет готов ко всему. Но реальность оказалась чуть больнее фантазий. Он не хотел больше принимать удары, не обороняясь и не атакуя – таким образом разговор ни к чему не придет. Локи не вынесет ничего из беседы, в которой ему самому не сделают хоть немного больно. Бог обмана прошел через комнату и устроился в кресле. Наверное он не думал, что делает это все лишь по тому, что Фенрир ему позволяет.
- Расскажи мне о своих планах. Чего ты хочешь теперь? Теперь, когда свободен, когда прекрасно устроился в Мидгарде. Желаешь ли ты почувствовать сладкий вкус мести?
Фенрир улыбнулся. Впервые за время встречи. Улыбка его была холодной, как и взгляд, но хищной, выдавая его истинную натуру. Обычно увидев эту самую обворожительную из улыбок люди сразу соглашались на любые условия, что несомненно помогало в бизнесе… На подобную реакцию отца волк конечно не надеялся. В случае с ним улыбка была скорее предупреждением, как рык. Предупреждением, которое непременно пропустят из простого самолюбия.
Зверь наконец двинулся с места. Движения его, не смотря на высокий рост, были плавными и отработанными. Не лишёнными чувства достоинства, которое присуще только высшим существам. Он подхватил бокал с лакированной поверхности пианино и устроился на противоположенном Локи кресле. Свободно и вальяжно, ведь в отличии от гостя, он был по-настоящему дома. На своей территории. И сейчас всем своим расслабленным и спокойным видом давал это понять. Ему не нужно было говорить об этом, сила буквально наполнившая воздух просторного помещения говорила за него. Он начал тихо и спокойно, как хозяева дома начинают светскую беседу за столом после ужина.
- Отец, а ты знаешь почему они сковали меня? – Вопрос не нуждался в ответе. Фенрир сделал глоток из бокала смерив Локи холодным, но надменным взглядом. – Они боялись меня. Больше чем кого-либо, больше чем тебя. Ведь тебя всегда оставляли на свободе. Не из любви конечно, просто никто никогда не воспринимал твоих угроз в серьез. И я понимаю их. – Волк выдержал паузу, в квартире на миг вновь возникла та самая опустошающая тишина. Дав Локи осознать о чем пойдет речь он продолжил. – Они боялись меня даже тогда, когда я был просто неразумным щенком. А ты – сколько бы ты не пытался привлечь внимание к себе, всегда оставался небольшой угрозой, которую просто устранить. Которую могут устранить даже мидгардские люди. – Он чательно выговаривал каждое слово все тем же спокойным тоном. О масштабном провале, который недавно постиг трикстера, Фенрир узнал на второй неделе пребывания тут. Пожалуй, это была одна из лучших новостей. – Как я могу винить их, за оправданный страх? Ты спрашиваешь хочу ли я познать вкус мести. Возможно. Но мстить трусам – твоя прерогатива, и я не хочу ее с тобой разделять.
Мужчина поставил опустевший бокал на столик, его лицо было серьезным, от улыбки не осталось и следа. Он вновь взглянул на отца, сверху вниз, на миг давая своей ненависти, нет, своему презрению ядом пролиться наружу через непроницаемую маску.

0

7

Локи проследил за тем, как сын, последовав его примеру, сел в кресло, развалился в нем, как царь. Лафейсон усмехнулся - такой способ отстоять свои права выглядел глупо, вычурно, и очень по-детски. Хотя, несмотря на свою силу, возраст и мощь, Фенрир, по сути, так и остался ребенком, ведь его оставили наедине с собой еще совсем щенком. И в этой его судьбе не последнее место сыграл сам трикстер. "А дети, как правило, жестоки и капризны..." Правда жестоки и правда капризны...но этого Локи искренне не ожидал. Бессмысленных и обоснованных обвинений, возможно, попытки применить грубую силу, но то, что сказал Фенрир, на какое-то мгновение выбило его из колеи.
- Отец, а ты знаешь почему они сковали меня?, - Лофт поднял взгляд, оторвавшись от разглядывания надписей на бутыли с вином, и кивнул, давая понять, что он весь во внимании.
– Они боялись меня. Больше чем кого-либо, больше чем тебя. Ведь тебя всегда оставляли на свободе. Не из любви конечно, просто никто никогда не воспринимал твоих угроз всерьез. И я понимаю их.
После этих слов Локи вспыхнул и внутренне забушевал, с трудом стараясь скрыть свои эмоции. Губы Бога Лжи вытянулись в тонкую линию, а скулы побледнели. Фенрир говорил о том, чего всю свою жизнь трикстер старался не замечать, старательно отрицая сам факт того, что "будь это правдой", ему бы было наплевать. Скрывал сам от себя, но в большинстве случаев, а вернее будет сказать - всегда, всегда действовал лишь с одной целью - доказать всему Асгарду и не только Асгарду, что его нельзя не воспринимать всерьез, что его нужно бояться и уважать. На любовь он уже не рассчитывал... И когда он, ужас половины Мидгардских смертных, большая проблема Одина и повод хорошенько понервничать для Тора, покачнувший ИГГДРАСИЛЬ, всерьез задался целью весь мир поставить на колени, является его сын, этот щенок, и говорит, что его не воспринимают всерьез, да еще и сам Фенрир с ними согласен?! Первым эмоциональным решением было - уничтожить на месте. Но он просто опасно сжал ножку бокала и продолжил слушать.
- А ты – сколько бы ты не пытался привлечь внимание к себе, всегда оставался небольшой угрозой, которую просто устранить. Которую могут устранить даже мидгардские люди., - по всем было ясно, этот волк готовился к встрече, ждал ее, жаждал, и он очень зол, раз так хорошо осведомлен обо всем, что делал Локи, пока он был в заточении.
- Но мстить трусам – твоя прерогатива, и я не хочу ее с тобой разделять., - трикстер усмехнулся.
-Значит...говоришь, моя прерогатива? Мстить трусам. Ах, как же ты смешон, щенок, - Лафейсон поставил бокал и сложил руки домиком, смотря на сына глазами, полными черного гнева.
-Ты слишком много времени провел в цепях, мой юный друг. Ты прав, было время, когда я был такой же мелкой пешкой на доске Одина, как и ты. Но тебя, о да, тебя боялись сразу, этого у тебя не отнять, ты ведь у нас чудовище, -трикстер не скупился на интонации и мимику, усиливавшую каждое его слово, - Асгардцы всегда боялись клыков и когтей ужасного Фенрира. Но они, мой дорогой друг, не знали, что с ними может сделать трезвый рассудок и ум, которых, увы, нет у тебя. Если ты не в курсе - мировое древо Иггдрасиль покачнулось, миры готовы впасть в хаос, им нужен лишь небольшой толчок, и разверзнется тьма и бездна поглотит их!, - повысив голос к концу своей речи, Локи невозмутимо подлил себе вина и откинулся на спинку кресла, гордо улыбаясь. Теперь он говорил тихо, даже умиротворенно:
- И это сделал я. И я единственный, кто может восстановить мировую гармонию. Да-да, крепыш, маленький безобидный маг. А ты что? Все, на что ты способен - рвать в клочья и глотать сотнями трупы. Кроваво, не спорю, но как-то...пошловато, не находишь?, - он состроил гримасу омерзения и отстранился.

0

8

Триумф. Взгляд, изменившийся запах, движения… Все в Локи говорило Фенриру что он попал в самую точку. Задел за самое больное, и теперь Бог был вынужден уйти в защиту. Он больше не пытался показать свой авторитет, нет. Он сидел напротив сложив руки домиком и оправдывался как школьник, который принес домой два по литературе и пытается оправдать это пятеркой по истории искусств. Храбрился, пытался плеваться ядом и отстоять себя… Дальше спорить было бесполезно. Фенрир нанес свой удар, и был уверен, что он достиг цели. Локи никогда не признает, что волк прав, но теперь, мысли о его провалах будут преследовать трикстера чуть чаще. К тому же, с этого момента приемный сын Одина точно представляет себе, что найти союзника в лице зверя ему не дано.
Фенрир лишь усмехнулся наслаждаясь своей победой и гневом отца. Он все так же сидел в неподвижной позе неотрывно следя за мимикой собеседника. Локи был в его лапах, он буквально чувствовал его кровь на своих клыках.
- Но они, мой дорогой друг, не знали, что с ними может сделать трезвый рассудок и ум, которых, увы, нет у тебя.
- Не было. Вечность позаботилась о том, чтобы я их обрел. – Мягко, спокойно поправил отца волк. Это обвинение казалось отчаянным криком в пустоту. Ведь и дураку понятно, что существо способное задеть Бога Лжи за живое явно не лишено своеобразной мудрости. Отрицая это Локи принижал лишь свои умственные способности, показывал на сколько он ущемлен.
- Если ты не в курсе - мировое древо Иггдрасиль покачнулось, миры готовы впасть в хаос, им нужен лишь небольшой толчок, и разверзнется тьма и бездна поглотит их!....
Выслушав отца до конца Фенрир дал Локи небольшую передышку, отдышатся. Осознать на сколько смешно его громкое поведение. Подавшись вперед волк взял бутылку вина в руку и осторожно, медлительно и изящно, вновь наполнил бокалы вином взглядом предлагая собеседнику выпить.
- Не нервничай так, отец. Мидгардцы считают это вредно для здоровья. – Почти заботливо изрек зверь вновь устраиваясь в своем кресле. Показывая, что ничего из сказанного только что ни капли не задело его самолюбие. – Пока твоя выходка с древом единственное что тебе удалось за долгое время. Постарайся и это не испортить, хорошо? – Еще один небольшой пинок. Впрочем, волк был уверен в том, что следующим ходом отец рассмеяться и выскажется на сколько его блудный сын жалок. Ну или просто, рассмеется пытаясь так защитить свое достоинство, показать, что ему наплевать. В конце концов, на сколько Фенрир успел изучить своего прародителя, это вполне обычная защитная реакция на боль. Это уже не имело значения…
- Я рад что мы поняли друг друга. – Спокойно добавил сын не отрываясь смотря в глаза отца.

0

9

- Не было. Вечность позаботилась о том, чтобы я их обрел, - на данное замечание Локи лишь фыркнул в ответ и усмехнулся, покачав головой. "Этот напыщенный юнец искренне считает, что просидев пару сотен лет в заточении, он хоть на каплю стал способен соперничать со мной и моими интригами? Смешно!"
Бессмысленно спорить, Фенриру правда удалось задеть трикстера за живое, вопрос лишь в том - имело ли это смысл. Не принесет ли подобное поведение волчонку лишних хлопот? Месть, не последнее слово в лексиконе Локи, и даже смутное чувство вины за свою безответственность не помешает ему привести приговор в исполнение.
- Не нервничай так, отец. Мидгардцы считают это вредно для здоровья, - Лафейсон лишь улыбнулся на столь дерзкую попытку показать свою значимость и силу в глазах, как, пожалуй, думалось Фенриру, беспомощного отца. Локи принял бокал вина, смотря на сына спокойно и отрешенно, с такой холодностью во взгляде, на какую способен только ётун. Волк красовался, любовался собой и своим спокойствием, своим пафосом и возможностью делать вид, что он, в отличие от трикстера, ни разу в своей жизни не проигрывал. "Легко строить из себя шулера, кичась тем, что ни пенса не проиграл, умалчивая о том, что ни разу не держал карты в руках. Мальчишка...Обозленный мальчишка, не знающий ни вкуса побед ни горечи поражений". Бог Лжи сделал глоток вина и поудобнее устроился в кресле, слушая сына с неподвижностью, присущей кобре, готовящейся к рывку.
- Пока твоя выходка с древом единственное что тебе удалось за долгое время. Постарайся и это не испортить, хорошо?
Лафейсон медленно моргнул и посмотрел на замолкшего сына. Он говорил тихо и размеренно, так, как шепчут убийцы на ухо своей жертве.
- Пока твое освобождение - единственная стоящая удача за многолетнюю историю существования грозного волка, хотя и она - дело моих рук. Ты еще слишком глуп, порывист и самовлюблен, а потому не способен здраво оценить ситуацию в Мире. Но не переживай, дорогой, и у тебя еще будет время доказать отцу, что ты хоть чего-то стоишь. Рассуждать, сидя тут с бокалом вина, несомненно - хорошо, но пока ты не пробовал вкуса крови, каким бы взрослым ты сам себе не казался - ты был и остаешься щенком. Глупым и смешным, - Лафейсон снова пригубил вино и затих на мгновение, давая сыну такую же паузу, какую он вот уже несколько раз предоставил ему. Раз Фенриру это кажется забавным - чтож, пусть насладится, - Я понимаю, что Асы и все прочие так не думают и тебя очень сильно бесит, что я все же знаю правду, да к тому же я - единственный, кому известна твоя "ахиллесова пята"... Можешь позлиться, это полезно.
Трикстер допил предложенный ему бокал и огляделся - все же неплохая, по меркам Мидгарда, квартирка. Огромые окна, много света, хороший обзор... "Должно быть, волченку понравится наблюдать отсюда за тем, как я шаг за шагом привожу в исполнение свои планы"
-Поняли, можешь в этом не сомневаться. Чтож, рад был повидаться, милая семейная беседа у нас вышла. Жаль, что ты отказался, но я, как тебе известно, вторых шансов не даю, -  Локи улыбнулся и подмигнул Фенриру, поднимаясь с кресла и беря в руки жезл.
-На досуге советую тебе подумать над тем, какая участь тебе больше понравится - быть моим ручным стражем или же исчезнуть навсегда. Я думаю, времени тебе хватит, миров-то девять, как-никак, а я один, - трикстер улыбнулся.

0


Вы здесь » don`t lie » Флешбеки » Отцы и дети. [Фенрир - Локи]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC